Икона правда и вымыслыПродолжение главы. И ещё один пункт, не касающийся прямо иконного письма, но принадлежащий к области техники и технологии — применение золота в иконе. В популярном представлении золото фонов, нимбов, ассиста является ни много ни мало как эквивалентом нетварного света6. Поразительна лёгкость, с которой употребляется этот термин! Ведь речь идёт о феномене мира духовного, вещи невидимой по определению. Откуда же эта прямолинейность и уверенность суждений о невещественном божественном свете, о невозможности передать оный какими бы то ни было красками и о необходимости поэтому прибегать к золоту? Насколько -вдвое или всемеро — этот благородный металл способнее к передаче нетварного света, чем те минералы, из которых делаются краски, пока не установлено, но важность применению золота в иконе придаётся исключительная. Редкий автор-популяризатор иконы обходится нынче без лирических пассажей вроде: «горящие золотые краски иконы однозначно говорили, что мир, открывшийся человеку в иконе, — это мир запредельного, — мир Абсолютного, Вечного». Развивая далее эту лирику, случается, приходят и к занятным богословским заключениям: «Высшая красота теофании не в форме и цвете, а в огне бесформенном и очищающем, дающем жизнь».

Материалы, техника и технология иконописи


В первом из наших очерков о художественном языке иконы пойдёт речь о её материи, о её «плоти» — о традиционных для иконы материалах и технике. Традиционных в такой степени, что в обывательском сознании сочетание залевкашенной деревянной основы и яичной темперы автоматически даёт в сумме — икону. Эта формула, совершенно некорректная ни с церковной, ни с культурно-исторической точки зрения, настолько утвердилась, что служит базовым определением иконы как феномена в энциклопедических словарях. О добротности современной иконописи часто судят по степени её соответствия этой формуле. Популярная литература об иконе, модные на Западе пособия «сделай сам» немыслимы без завлекательных фотографий: цветные камешки, под тяжёлым курантом превращающиеся в яркий порошок, яйцо — символ жизни, в скорлупках -разведенная киноварь и лазорь, вкусная текстура свежей доски, суровый холст паволоки, сияющий белизной левкас… За всей этой соблазнительной (и скольких соблазнившей!), столь льстящей зрению, осязанию, обонянию выставкой материалов — стоит ли нечто большее? Какая связь между материально-технологической стороной иконы — и тем, что является её сущностью? Попробуем ответить на этот вопрос трезво, избегая гностических, лирических и других соблазнов.
Возобновляем серию публикаций из книги Ирины Горбуновой-Ломакс «Икона. Правда и вымыслы». Многие уже прочитали этот труд, кто-то довольствовался рецензиями, кто-то остался доволен книгой, а кто-то, мягко говоря — нет… Для тех же, кто не имел возможности прочитать её, предлагаю сделать это на нашем сайте с возможностью оставить свои комментарии по поводу прочитанного. Публикуется с разрешения автора. С Богом.

Предисловие


Когда сюжет этой книги впервые воочию предстал передо мной (в конце 90-х годов), я ещё ни о чём не догадывалась. Ни о том, что мне придётся жить в Бельгии, ни о том, что мне придётся писать об иконе. Тогда я просто писала иконы в мастерской моей наставницы матушки N, на берегу Онежского озера, среди бескрайних карельских лесов.